Здоровье

ВСТРЕЧА ПО ВАШЕЙ ПРОСЬБЕ

МАНУАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ ПОЛУЧАЕТ ПРАВА ГРАЖДАНСТВА

Мануальная терапия получает права гражданства

Николая Андреевича Касьян,
народный депутат СССР или просто доктор Касьян

В апреле этого года во Всесоюзном научном центре медицинской реабилитации и физической терапии Минздрава СССР состоялся Всесоюзный симпозиум, посвященный актуальным проблемам мануальной терапии. До недавнего времени эта область медицины, по словам одного из выступавших врачей, «находилась под покровом таинственности и экзотичности».

А между тем во многих странах, в том числе в ЧССР, Болгарии, ГДР, уже давно сформировались школы известных специалистов по мануальной терапии, созданы научные общества, проводятся съезды, конференции, симпозиумы.

В последние десять — пятнадцать лет и советские врачи, в основном невропатологи Москвы, Киева, Харькова, Новокузнецка, Минска, Казани, Ташкента, ряда других городов, изучают возможности мануальной терапии, применяют ее при различных заболеваниях, в первую очередь — опорно-двигательного аппарата.

И вот — первый симпозиум, позволивший врачам обменяться опытом, обсудить назревшие проблемы, а их немало. Предстоит, в частности, изучить возможности использования мануальной терапии в педиатрии, более четко и строго определить показания и противопоказания к ее применению, наладить координацию научных исследований в этой области.

С особым интересом встретили участники симпозиума, представители прессы выступление основоположника одной из школ мануальной терапии в нашей стране, народного депутата СССР Николая Андреевича Касьяна, или просто доктора Касьяна, как зовут его те, кого он избавил от страданий, и те, кто, мечтая об исцелении, едет и едет к нему в Кобеляки.

В первый день симпозиума Николай Андреевич нашел время, чтобы побывать у нас в редакции, ответить на вопросы.

Приводим фрагменты этой интересной встречи.


— Николай Андреевич, как вы оцениваете сам факт проведения симпозиума по проблемам мануальной терапии?

— Я могу сказать только одно: очень жаль, что подобный симпозиум сегодня первый. Лучше, если бы он был пятнадцатый или двадцатый. А первый симпозиум должен был быть давно-давно, когда у нас еще «побивали» мануальную терапию. Хорошо, что начало есть. Это свидетельствует о том, что мы перестраиваемся.

— Как вы относитесь к попытке, которая была предпринята сегодня, воссоединения научных и практических сил в области мануальной терапии?

— Самым положительным образом. Я за то, чтобы велись научные работы, чтобы ученые писали диссертации. Но наука должна питаться практикой и должна помогать практике.

— Хотелось бы узнать, Николай Андреевич, какое количество врачей прошло обучение в вашем кабинете мануальной терапии?

— Так называемый кабинет мануальной терапии, где я принимаю больных, обучаю врачей, находится в помещении дезотдела санэпидстанции. В этой комнате и дезкамера, и автоклавы, и шкафы. Никакого специального оборудования для работы у меня нет, стоит только большой самодельный стол.

Вот здесь и прошли стажировку более 650 врачей. Но таких, которых я мог бы с гордостью назвать своими учениками, среди них всего 9 человек. Вот, например, Джалал Саидбегов. Уверен, что из него будет толк. Он просто покорил меня сеоим старанием, желанием овладеть необходимыми навыками.

Но, к сожалению, приезжают и люди случайные, равнодушные. Некоторые совершенно не знают анатомии, а ведь без нее в нашем деле нельзя. Хороший мануапист должен еще и уметь пальцами чувствовать мышечный корсет каждого человека, то есть напряжение мышц, различные изменения в них. Он должен на ощупь уметь определять состояние позвонков, находить изменения в позвоночнике. А для этого надо изо дня в день смотреть больных, много работать, любить это дело.

— Есть, к сожалению, и другие примеры: человек, имея весьма смутное представление о мануальной терапии, берется лечить больных, еще и использует ваше имя... Вы знаете таких людей?

— Конечно! Только в Кобеляках их не менее 20. Ведь сюда ежедневно приезжают 2-3 тысячи человек. И вот есть у нас такие «наводящие» люди, которые подходят к поезду и говорят тем, кто сходит на нашей станции: «К Касьяну вы не попадете, у него слишком много пациентов, но у нас работает его ученик, так могу к нему отвезти. Давайте 100 рублей, 20 — мне, а 80 — этому врачу». Вот до какой наглости доходят некоторые!

— И кто же эти, с позволения сказать, «врачеватели»?

— Да кто угодно: и киномеханик был, и пожарник. Доставали нелегально справки о том, что они имеют фельдшерское образование, и даже визитки отпечатывали, где представляли себя учениками доктора Касьяна.

Мануальная терапия получает права гражданства

— Скажите, пожалуйста, а какова, на ваш взгляд, реальная возможность совершенствования системы подготовки кадров в области мануальной терапии? Ведь те 9 человек, которых вы могли бы с уверенностью рекомендовать, не решат проблемы в масштабах страны.

— Прежде всего главным врачам поликлиник, больниц, руководителям медицинских учреждений надо направлять на стажировку врачей, стремящихся научиться заинтересованных в этой работе. И не тысячу, а всего 15-20 человек, да не на один, а на 2-3 месяца учебы.

Одновременно с практикой по мануальной терапии стажеры должны научиться читать рентгеновские снимки, да и анатомию нелишне повторить. За год можно было бы подготовить 60-80 квалифицированных специалистов.

В программу медицинских вузов хорошо бы ввести мануальную терапию как предмет для изучения. Чтобы у врачей были хотя бы основы знаний в этой области. А тех, кто «мануалит», принося вред людям, надо строго наказывать.

— Николай Андреевич, расскажите нам, пожалуйста, о том, как перешло к вам «по наследству» искусство мануальной терапии.

— Все мои предки были костоправами. Прадед работал в царское время при земской уездной больнице. А Кобелякский уезд был тогда очень большой, занимал и часть нынешних Полтавской и Днепропетровской областей. И вот он, самоучка, будучи земским костоправом, помогал очень многим больным. Все его уважали и любили.

Дед мой тоже был костоправом. Он прожил 105 лет и до 90 лет работал. А вот у отца моего жизнь была тяжелее, его сильно «зажимали», мешали работать. В 1951 году вышла статья в одной из украинских газет. Называлась она «Манус — лекарь или волчанский шарлатан». Волчанский — от названия села нашего Волча.

После этого отца арестовали, и он отсидел год. Потом арестовывали еще и еще. Но даже в тюрьме он продолжал лечить больных, всегда работал. И мне говорил: «Сын ты должен этому делу научиться, людям очень нужна будет твоя помощь». Я поклялся отцу, что овладею мануальной терапией, и клятву эту я, как видите, сдержал.

— Интересно, Николай Андреевич, прежде, чем приступить к лечению, вы требуете от больного медицинские справки, документы?

— Обязательно. На первый прием больной должен прийти с направлением, краткой выпиской из истории болезни и рентгеновским снимком — он особенно нужен моим ученикам для контроля, для проверки поставленного ими диагноза.

— Иногда в печати появляются сообщения о том, что некоторые специалисты в области мануальной терапии уверяют, будто этот метод чуть ли не панацея от всех бед, и берутся лечить буквально все недуги. А как вы считаете, есть ли противопоказания для применения мануальной терапии?

— Есть, разумеется. Миопатия, рассеянный склероз, детский церебральный паралич — заболевания, которые я не лечу. Бывает, что я не могу взяться за лечение больного, потому что у него, например, аневризма аорты, был тяжелый инфаркт или инсульт. Если у больного опухоль, туберкулез позвоночника, здесь я тоже бессилен.

При травме ныряльщика могу помочь только сразу, в первый час-полтора после того, как случилось несчастье. Когда в Кобеляках такое происходит, а летом у нас купаются, ныряют многие, пострадавшего укладывают на берегу — и бегом за мной. Но если поврежден спинной мозг, мне и сразу здесь, к сожалению, делать нечего.

— Но есть, наверное, и такие состояния, при которых именно мануальная терапия очень эффективна?

— Остеохондроз, дискогенный радикулит, вывихи, незапущенный артроз даже болезнь Бехтерева в начальной стадии — это все «мои» заболевания.

— Сегодня, выступая на симпозиуме, вы сказали, что специалистам в области мануальной терапии необходимо обмениваться опытом, анализировать допущенные ошибки, которые, естественно, могут быть у каждого врача, разбирать случаи осложнений, иногда возникающие после лечения. Скажите, Николай Андреевич, а у вас в работе были промахи, неудачи?

— Были, естественно. Иногда думаю: а вот не так надо было это делать, или — хорошо бы сейчас этому больному сеанс магнитотерапии провести, а ее пока нет. Порой хочется посоветоваться, обсудить тот или иной случай с другими врачами. Вообще одним воином в поле быть тяжело. Надо иметь возможность обмениваться опытом, советоваться друг с другом.

— Вы упомянули магнитотерапию. А считаете ли вы возможным применять мануальную терапию в сочетании с другими видами лечения, например с рефлексо- или физиотерапией, с лекарственными средствами?

— Иногда это просто необходимо. Когда у человека сильная боль, хорошо помогают магнитотерапия, иглорефлексотерапия. Вообще я против лекарств, но иногда не обойтись и без таблеток, и без инъекций.

— Сколько же времени продолжается у вас лечение — день, неделю, месяц?

— Это зависит от того, насколько запущен процесс. Бывает, что и одного сеанса достаточно, иногда требуется 5, а то и 150 и больше. Был у меня пациент, так ему пришлось сделать 170 сеансов за год, но в результате он из инвалида I группы превратился в здорового человека.

— Вы сказали, что в Кобеляках будет строиться центр мануальной терапии. Расскажите, пожалуйста, как выполняется это решение?

— Действительно, решение о строительстве центра есть. Проектный институт Минздрава Украины уже подготовил его проект, причем даже на два месяца раньше чем было намечено. Мы будем иметь стационар на 120 коек, пансионат на 250 мест, поликлинику на 250 посещений в день, два жилых дома для медицинского персонала. Одно койко-место обойдется в 40 тысяч рублей.

Предусмотренная проектом высокая техническая оснащенность центра позволит проводить здесь все необходимые виды лечения. Хотя конечно, это не решит проблему. Подобные медицинские учреждения надо создавать в каждой области.

— А каковы, с вашей точки зрения, пути профилактики заболеваний опорно-двигательного аппарата? Можно ли избежать этих тяжелых страданий?

— Конечно, можно. Мы неправильно питаемся, едим много жирного, сладкого, становимся тучными, что неизбежно ведет к заболеваниям позвоночника и суставов.

Мы забыли о постах, о разгрузках. А избыток мясных блюд, мясных супов, бульонов тоже неблагоприятно сказывается на обмене веществ тканей суставов.

Мы мало двигаемся, мы забыли, что такое коса, лопата, грабли. Надо обязательно заниматься физкультурой, плавать. Я, например, летом каждый день нахожу время, чтобы пойти на реку Ворсклу искупаться, поплавать.

Мануальная терапия получает права гражданства

— Николай Андреевич, от Советского фонда милосердия и здоровья вы избраны народным депутатом СССР. Скажите, что вы планируете делать как депутат?

— Моя основная программа — делать людям добро. Собираюсь, в частности, добиться, чтобы были созданы кабинеты мануальной терапии, хотелось бы создать институт народной медицины, который объединил бы, защитил народных лекарей, травников, знатоков особых методов лечения, унаследованных ими от прабабок и прадедов. Настоящих народных лекарей, конечно, а не мошенников и шарлатанов. Народная медицина у нас очень сильная, и ее надо изучать.

— Скажите, а отдыхать вам удается?

— Вообще-то я отдыхать не умею: даже когда бываю в отпуске, принимаю больных, хотя из Кобеляк обычно уезжаю. В прошлом году, например, побывал в Карловых Варах, так уже на второй день начал принимать больных — по 250 человек. И так всегда.

Но в свободное время люблю бывать на природе, музыку послушать, с детьми и внуками побыть. У меня три дочери, сын, внучка в 4-й класс ходит внуку 6 месяцев, тоже, между прочим, Николай Андреевич.

Люблю стихи читать, особенно мне нравится Высоцкий, люблю Пушкина, Лермонтова, Роберта Бернса. Сам пишу стихи. Сейчас у меня больше 800 стихотворений. И почти все я их помню.

— Очень просим прочитать что-нибудь свое, лучше лирическое. Коллектив наш, как видите, в основном женский...

— Одно короткое стихотворение я вам прочту.

Ты упрямая, гордая, злая

И к тому ж далеко не красавица.

Ты не любишь меня я знаю:

Мой характер тебе не нравится.

У тебя глаза светлолучистые,

А мои непроглядны, как камень.

Твое сердце — золото чистое,

А мое — словно адский пламень.

Только знай: верю я, гордая,

Что со мною не сможешь ты справиться,

Как бы ни было золото твердое,

Но оно от огня расплавится.

Беседу записала Я. ТАНИЧЕВА

Фото М. ВЫЛЕГЖАНИНА

По материалам журнала "Здоровье" 06.1989 г.

ledy

  • Online книги:

  1. Устранение дефектов одежды:
  2. Конструктивные дефекты одежды
  3. Технологические дефекты
  4. Примерка образцов одежды
  5. Уточнение конструкций одежды для фигур разного телосложения


  •  


 


 


 



По вопросам сотрудничества обращайтесь по электронной почте, указанной в разделе "Контактная информация". Спасибо.



Использование
материалов сайта

http://zdorov.liferus.ru/

только с разрешения владельца сайта

Copyscape Plagiarism Checker - Duplicate Content Detection Software

http://www.copyscape.com/

вензель



Copyright     © 2007 Все права защищены.