Подруга

    Здоровье

Здоровье

ПРАВА ПАЦИЕНТА

ГДЕ ГАРАНТИЯ?
О шприцах разовых, индивидуальных, стерильных


Татьяна СКОРБИЛИНА

Что побудило обратиться к этой, прямо скажем, узкопрофессиональной теме?

Трагические события в Элисте и совсем недавние — в Волгограде, Ростове-на-Дону.

Напомню: в Элисте несколько десятков человек — дети и матери, — находившиеся в Республиканской детской больнице, оказались зараженными вирусом СПИДа.

Пострадали дети Волгограда, Ростова-на-Дону. А виной тому — безответственность медицинского персонала, полное пренебрежение элементарными правилами, запрещающими делать одним и тем же шприцем инъекции нескольким пациентам.

Результат трагичен: в медицинских учреждениях дети получили заболевание, перед которым сегодняшняя медицина бессильна. А ведь там доверяли врачам, с надеждой на исцеление отдавая детей в их руки...

Все мы бываем пациентами: кто реже, кто чаще сдает на исследование кровь, получает инъекции. «Только бы рука у сестрички была легкая», — думаем мы в эти минуты. Вернее, думали. До Элисты.

Теперь мысли другие: трагедия поколебала нашу веру в непогрешимость медиков, породила обоснованную тревогу у сотен и сотен людей. Свидетельство тому — взволнованные письма в редакцию.

«Можно ли, — спрашивает читатель P. Beлишаев из Ферганы, — одной и той же иглой и набирать лекарство и делать инъекции? Или же надо использовать две иглы — одной набирать, а другой делать укол?»

«Я живу в Нукусе, — пишет Л. В. Ширева, — мне назначили уколы. И вот что я увидела в своей поликлинике № 2: медсестра берет пакет со стерильным шприцем и все высыпает себе на ладонь (хотя у нее на столе есть лоток), потом пальцами берет иглу и вставляет в шприц, делает укол. Зовет следующего и, не вымыв рук, берет новый пакет — все повторяется сначала.

Я спросила, почему стерильный шприц не собирают пинцетом. Старшая медсестра мне ответила: «Это неудобно».

Кому неудобно? Ведь существует непреложное правило: шприц собирают только пинцетом, который должен храниться в дезинфицирующем растворе.

Из пакета или стерилизатора медсестра достает пинцетом колбу, поршень две иглы и выкладывает их на стерильный лоток.

Затем берет колбу в руку, пинцетом вставляет в нее поршень, надевает иглу для набора лекарства, набирает его в колбу, пинцетом снимает иглу и надевает другую — для инъекции.

Перед процедурой медсестра должна вымыть руки протереть их спиртом.

Не случайно говорю об этом так подробно: в скучном перечне действий важна каждая деталь, подчеркиваю — каждая! Стоит чем-либо пренебречь, и возникает лазейка для инфекции. А каждый из нас хочет иметь твердую гарантию от каких бы то ни было случайностей.

«Я — хронический больной, и уколы приходится делать довольно часто, — делится своими мыслями Н. П-ов из Свердловска. — Однако в последнее время всячески стараюсь (даже в ущерб лечению) заменить инъекции таблетками. Есть хоть какая-то гарантия, что в дополнение к своим болячкам я не получу вместе с инъекцией еще одно заболевание?»

Да, теоретически гарантия безопасности пациента существует. Это рекомендации, изложенные в «Отраслевом стандарте по дезинфекции и стерилизации», предусматривающем определенные методы средства и режимы обработки медицинских инструментов.

Главное и строжайшее требование — все изделия однократного и многократного применения перед процедурой или операцией обязательно подвергаются предстерилизационной очистке, стерилизации, а при необходимости и дезинфекции.

Каждый инструмент предназначен только для одного пациента. Затем многоразовые подлежат повторной обработке, а одноразовые выбрасываются.

Этот стандарт разработан на основе многолетних исследований Всесоюзного научно-исследовательского института дезинфекции и стерилизации и Всесоюзного научно-исследовательского и испытательного института медицинской техники.

Специальным приказом Минздрава СССР определены практические меры по организации стерилизации в лечебно-профилактических учреждениях страны.

Причем сориентирован приказ на профилактику сывороточного гепатита, возбудитель которого весьма устойчив к различным разрушающим воздействиям. Следовательно, априори предусмотрена защита от других, менее устойчивых микроорганизмов. Вирус СПИДа — в их числе.

Тогда почему же так часты стали всевозможные ЧП? Чего не хватает?

К сожалению, многого. Например, далеко не везде действуют централизованные стерилизационные отделения, хотя приказ об их организации был издан Минздравом СССР более десяти лет назад. И далеко не везде они оснащены современным оборудованием для дезинфекции и стерилизации.

Чаще всего приходится довольствоваться устаревшей техникой, которая и работает не в полную силу, и ломается часто. Хорошо, если на местах находятся умельцы, которые помогают медикам ремонтировать оборудование, или предприятия-шефы, которые нет-нет да и «подкинут» кое-что из аппаратуры. Но на это уповать не приходится.

Хронически недостает и химических растворов, моющих средств. Научные сотрудники ВНИИДиСа разработали и предложили немало хороших препаратов для дезинфекции и стерилизации. Но беда — средства эти либо вовсе не производятся либо выпускаются малыми партиями и потому всегда в дефиците.

Но пожалуй острее всего ощущается ныне дефицит добросовестности, ответственности среднего медицинского персонала. Сегодня, как никогда прежде, судьба больного человека оказалась в буквальном смысле в руках медсестры — в том шприце, с которым она подходит к пациенту.

Все ли она сделала, чтобы не навредить? Увы, трагические события в Элисте, Волгограде и Ростове-на-Дону показали, что обязательные для всех правила дезинфекции и стерилизации подчас не соблюдаются, требования инструкций игнорируются.

Конечно, периодически весь средний медперсонал инструктируют на специальных занятиях, старшие по должности контролируют его работу. Но ведь подле каждой медсестры постоянного наблюдателя не поставишь! Значит, главным остается ее профессиональная совесть, ответственное отношение к порученному делу, чувство долга. Но и с этим у нас, увы, плоховато...

Что же делать? Ждать, пока будет вдосталь одноразовых шприцев?

Правительственным решением установлено напряженное, объемное задание по их выпуску, однако производственные возможности пока ограничены.

Заключен контракт на поставку из ФРГ оборудования для заводов-изготовителей. В ГДР закуплены автоматы «КУАСИ». Специальную упаковку для шприцев и оборудование для их производства изготавливаем и собственными силами. Но дело к сожалению, пока идет не так споро, как планировалось.

Так, в 1988 году вместо 70 миллионов шприцев, определенных годовым заданием, Минздраву поставлено лишь 50 миллионов, причем 30 миллионов — без игл.

Хочется верить, что первые трудности с производством одноразовых шприцев все-таки удастся преодолеть. Будет увеличен выпуск современного, отвечающего всем требованиям оборудования для дезинфекции и стерилизации медицинских инструментов.

В связи с переориентацией оборонных химических предприятий, которые смогут работать на мирные нужды, открывается перспектива выпуска большего количества химических моющих средств. Но это будет, образно говоря завтра, даже послезавтра. А я — человек, я — пациент хочу иметь надежную гарантию от трагических случайностей сегодня, сейчас. Так каков же выход?

В своих многочисленных письмах люди подсказывают альтернативные пути решения труднейшей проблемы. Чаще других звучит такое предложение: «...для проведения профилактических прививок у детей, а также всем хроническим больным пользоваться только своим собственным шприцем» (В. Сухарева, Н. Кобзева, И. В. Клямкина, С. Проваторов и другие).

Подождите торопливо отмахиваться. Давайте разберемся спокойно.

Шприц в семье, где есть хронический больной, которому постоянно делают инъекции. Шприц в семье где есть дети. Разве зто не выход, хотя бы временный? Разве не сделает каждый для своего ребенка, своего близкого человека все пунктуально, скрупулезно?

Сделает, обязательно сделает. Только надо продавать шприцы по рецептам в стерильной упаковке, желательно в комплекте — шприц, иглы, стерилизатор, пинцет и прикладывать к этому подробную инструкцию, как обрабатывать и собирать инструмент.

Предвижу возражения.

Первое: шприцы попадут в руки наркоманов. Не будем наивны. Эта категория людей снабжена ими как никто другой. Они добывают их всеми правдами и неправдами. А вот для хронического больного личныи шприц — порой неразрешимая проблема.

Возражение второе: в домашних условиях люди не обработают шприц должным образом. Но если будет подробная инструкция, каждый для себя и своего близкого постарается на совесть. Разве не так? А вот всегда ли стараются люди обязанные это делать по должности? Практика показала, что далеко не всегда.

Возражение третье, медицинские работники не хотят брать на себя ответственность за инъекции, сделанные личным шприцем пациента. Пусть так. Но ведь районные поликлиники и машины «Скорой» можно обеспечить бланками-расписками, в которых пациент, его близкие, родственники будут свидетельствовать: инъекция сделана личным шприцем.

И наконец, возражение четвертое и, пожалуй, самое существенное. Потребность здравоохранения в многоразовых шприцах удовлетворяется всего лишь на... 60%, а в иглах к ним — на 20-25%.

За выпуск этих изделий отвечает Министерство медицинской промышленности. И отвечало только что расформированное Министерство приборостроения СССР. Эти два ведомства, словно пресловутые Иван да Петр, много лет кивали друг на друга, пытаясь всю ответственность за невыполнение плана свалить на партнера.

Ситуация знакомая: где несколько ответственных, там за дело не отвечает никто. Допустимо ли такое положение? Конечно, нет. Новые подходы к деятельности министерств должны продиктовать иную степень ответственности в решении острых, неотложных проблем, таких, как проблема одноразовых и многоразовых шприцев.

Особый вопрос — инъекции в стационаре. Там, конечно, не до индивидуальных шприцев. Но разве не имеет пациент право знать, каким инструментом ему проводится манипуляция?

Если шприц взят из стерилизационного отделения, то медсестра может вскрыть пакет в присутствии больного, при нем собрать его и набрать лекарство. Если же обработка проводится в процедурном кабинете, то пациент должен убедиться, что для него взят отдельный, стерильный шприц.

Кстати, о таком праве пациента не раз говорил президент АМН СССР, председатель экспертной комиссии по научным проблемам СПИДа В. И. Покровский.

Быть может, там, где обстановка особенно неблагополучна, надо ввести общественный контроль со стороны больных. Ввели же его в торговле. А здесь речь идет о более серьезных ценностях, чем сахар и колбаса. Речь идет о здоровье. О жизни.

В тревожной нынешней ситуации стоит прислушаться к любому разумному предложению. И спокойно, трезво оценить и обсудить его. Только все вместе мы сможем защитить себя от СПИДа и других грозных инфекций.

В статьях, которые будут опубликованы под новой рубрикой, редакция предполагает обсуждать самые насущные вопросы, затрагивающие жизненные интересы тысяч и тысяч пациентов. А следовательно, каждого из нас.

Формально права пациента охраняются законом, его взаимоотношения с официальной медициной регулируются правительственными постановлениями, приказами Минздрава СССР и союзных республик, инструкциями; ведомственными актами. А на деле?

Как складываются отношения пациента и врача? Всегда ли мы удовлетворены уровнем медицинской помощи? Какие медицинские проблемы, с точки зрения пациента, требуют первоочередного, безотлагательного решения? Об этом редакция надеется узнать из писем читателей. Пишите нам, пожалуйста.

Фото В СМИРНОВА

По материалам журнала "Здоровье" 09.1989 г.

ledy

  • Online книги:

  1. Устранение дефектов одежды:
  2. Конструктивные дефекты одежды
  3. Технологические дефекты
  4. Примерка образцов одежды
  5. Уточнение конструкций одежды для фигур разного телосложения


  •  


 


 


 



По вопросам сотрудничества обращайтесь по электронной почте, указанной в разделе "Контактная информация". Спасибо.



Использование
материалов сайта

http://zdorov.liferus.ru/

только с разрешения владельца сайта

Copyscape Plagiarism Checker - Duplicate Content Detection Software

http://www.copyscape.com/

вензель



Copyright     © 2007 Все права защищены.